09:00 

Труба без вентиля

Структура импорта химическийо и нефтехимической промышленности в РФ в 2012 годуСпор за сырьевые ресурсы в отечественной нефтегазохимии ставит под вопрос строительство продуктопровода с Ямала в Поволжье. Без господдержки проект может остаться на бумаге.

Доступ к сырью и сохранение конкурентоспособности российской нефтегазохимии стали главными темами прошедшего в Уфе Международного форума «Большая химия». Власти субъектов Приволжского федерального округа пытаются пролоббировать на федеральном уровне проект строительства трубопровода для транспортировки нефтехимического углеводородного сырья, в том числе широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ) и газового конденсата из Западной Сибири в Поволжье. Инвестиции оцениваются в 80 — 120 млрд рублей. Задача проекта — решить проблему ожидаемого дефицита сырья. Для создания магистрального продуктопровода полгода назад власти Башкирии, Татарстана и Ямало-Ненецкого автономного округа создали производственно-коммерческую структуру ОАО «Ямал — Поволжье». Однако, как выяснилось, ни профильные ведомства, ни поставщики сырья не видят целесообразности в реализации проекта.

Мировые амбиции

- Раньше поддержанию конкурентоспособности российской нефтехимии способствовали девальвация рубля, низкий уровень цен на природный газ и электроэнергию, высокие заградительные пошлины. Сегодня эти факторы себя исчерпали, — обозначил проблему президент Татарстана Рустам Минниханов. — В то же время Кувейт, Саудовская Аравия, ОАЭ, Китай и Индия активно строят и запускают все новые мощности нефтехимии и нефтепереработки. Сегодня как никогда обостряется конкуренция продукции зарубежных компаний и отечественных производителей не только на мировом, но и на российском рынке. Сальдо внешнеторгового оборота химической и нефтехимической продукции стало отрицательным и составило 1,3 млрд долларов: стоимость экспортных поставок химпродукции из России в 2012 году сократилась на 3,6%, а импорт вырос на 6,3%. Все это продукция высоких переделов, которую можно было бы производить на отечественных предприятиях: сотни тысяч тонн полиэтилена, поливинилхлорида, полимеров и сополимеров стирола, изделий из пластмасс, миллионы автомобильных шин. Поэтому развитие отечественной нефтепереработки до конечной продукции становится стратегической целью.

Попытка применить комплексный подход к развитию отрасли была предпринята в Плане развития нефтегазохимии России до 2030 года. Он предполагает формирование в стране шести кластеров с полными производственными цепочками: Северо-Западного, Каспийского, Волжского, Западно-Сибирского, Восточно-Сибирского и Дальневосточного. Основа каждого — крупные производства дефицитных сегодня базовых мономеров (пропилена, этилена, бутадиена). Крупнейшим должен стать Волжский, в основном включающий производства в Татарстане, Башкирии, Нижегородской и Самарской областях. В ближайшие 20 лет здесь планируется расширение действующих мощностей и строительство новых. Только к 2020 году объемы производства этилена на предприятиях кластера могут быть увеличены почти втрое (до 4,2 млн тонн в год), поли­этилена и синтетических каучуков — вдвое (до 1,86 и 1,93 млн тонн соответственно), полипропилена — в четыре раза (до 1,24 млн тонн), поливинилхлорида — в пять (до 1,08 млн тонн).

Предполагается, что Волжский кластер будет располагать сырьевой базой, формируемой главным образом из местных источников и включающей нафту (производную нефти) и сжиженный углеводородный газ с нефте- и газоперерабатывающих заводов Татарстана, Башкирии и Самарской области, а также этан от переработки попутного нефтяного газа и природного газа с месторождений Оренбургской области и Казахстана.

Структура экспорта химической и нефтехимической промышленности РФ в 2012 годуВласти Поволжья, однако, подвергли план-2030 жесткой критике. Инициаторы проекта продуктопровода полагают, что развитие нефтегазохимии в Поволжье невозможно без дополнительных источников сырья в виде ШФЛУ из Западной Сибири. По словам полпреда президента в Приволжском федеральном округе Михаила Бабича, авторы не учли двух важных факторов. Во-первых, пик добычи нефти в Поволжье — старейшем нефтегазодобывающем регионе — давно пройден из-за снижения дебета месторождений. Потребности имеющихся в Башкортостане нефтеперерабатывающих мощностей в сырье покрываются из местных источников менее чем на 30%. Во-вторых, при ныне действующих технологиях этилен из нафты на 30% дороже, чем из этана. Поэтому производители нафты предпочитают перерабатывать ее в светлые топлива, а затем экспортировать. Как заметил президент Башкортостана Рустем Хамитов, сокращать выпуск качественных автомобильных топлив, чтобы наращивать объемы использования нафты в качестве сырья для пиролиза, для республики нецелесообразно. Тем более что замена нафты на этан может снизить себестоимость производства полимерной продукции в России в 2 — 3 раза и повысить ее конкурентоспособность на мировых рынках.

— Продуктопровод ШФЛУ из Западной Сибири в Поволжье снимет проблему обеспечения сырьем предприятий нефтехимического комплекса Башкирии, Татарстана и Самарской области не столько на ближайшие пять-десять лет, сколько на далекую перспективу. Кроме того, он позволит развивать малотоннажную химию и производство конечной продукции, — уверяет Михаил Бабич. — С учетом ввода новых этиленовых комплексов и перехода на глубокие переделы потребность округа в ШФЛУ может составить до 9 млн тонн в год.  Для их поставки нужны системные решения, в принятии которых серьезную роль должно сыграть государство.

Тупиковая ветвь

Заполнить продуктопровод из Ямала в Поволжье его инициаторы рассчитывают объемами ШФЛУ, которые можно получить из жирного газа Западной Сибири. Генеральный директор консорциума Константин Хлуднев заявил, что, согласно данным Сибирского научно-аналити­ческого центра (СибНАЦ, Тюмень), в регионе есть достаточный объем сырья для обеспечения потребностей нефтегазохимического комплекса Поволжья. Согласно результатам изысканий, 70% газового сырья залегает в Уренгой-Ямбургской зоне и в Надым-Пур-Тазовском районе. Добыча жирного газа здесь в 2011 году составила 98 млрд кубометров, а в 2020 году достигнет 221 млрд кубометров. Содержание только пропан-бутановых фракций в составе добываемого газа в 2020 году вырастет в 2,5 раза и достигнет 18,7 млн тонн. По оценкам экспертов СибНАЦ, при соблюдении прогнозируемых темпов добычи газа и эксплуатации трубопроводных мощностей по транспортировке ШФЛУ после 2015 года избыточный объем фракции (около 7,3 млн тонн в 2020 году) планируется поставлять в составе жирного газа в Единую газотранспортную систему. «Именно на эти ресурсы мы и рассчитываем, газ мы могли бы получать с 2017 года по продуктопроводу Ямал — Поволжье пропускной мощностью до 8 млн тонн», — пояснил Константин Хлуднев. Ожидается, что уже до конца 2013 года консорциум проведет тендер на разработку технико-экономического обоснования проекта.

Однако, как выяснилось на конференции, у министерства энергетики РФ на этот счет противоположное мнение. Директор департамента переработки нефти и газа Минэнерго РФ Михаил Грязнов заявил, что проект продуктопровода не может быть реализован. По его словам, Мин­энерго не раз обсуждало вопрос строительства продуктопровода со всеми заинтересованными сторонами. Был выявлен ряд ключевых недостатков, препятствующих развитию проекта. Первый — отсутствие документов, которые позволили бы строить продуктопроводы предлагаемого диаметра на предлагаемое расстояние. Второй — проект продуктопровода не отвечает ни утвержденным схемам территориального планирования, ни Энергетической стратегии развития РФ до 2030 года.

Динамика развития мировых пиролизных мощностей— Но главное в том, что производители сырья — Газпром, Новатэк, ТНК-ВР и Сибур — не подтвердили наличие свободных ресурсов по ШФЛУ на данном направлении. Перераспределение ресурсов в пользу Волжского кластера приведет к дефициту сырья в Западной Сибири. В то же время в непосредственной близости к Поволжью находится Каспийский кластер, который будет обладать профицитом ШФЛУ, однако этот регион как ближайший источник сырья инициаторами строительства продуктопровода почему-то не рассматривается, — говорит Михаил Грязнов. — Кроме того, проект формирует два вопроса: если он столь интересен, то зачем тратить на него государственные деньги, а если нерентабелен, то это нерациональное использование средств федерального бюджета.

Возмущению инициаторов проекта не было предела. «Кроме компаний, заявляющих об отсутствии сырья, есть компании и органы государственной власти, которые настаивают, что ресурсы имеются в достаточном объеме. Интересы крупных бизнес-игроков часто приходят в противоречие с интересами отрасли в целом, что создает ненужную, не приносящую эффекта конкуренцию между корпорациями. Как результат, Россия, имея самые богатые запасы газа, выпускает только 2% мировой нефтехимической продукции», — считает Михаил Бабич. Он предложил провести государственную экспертизу ресурсов, а если потребуется — и независимую с привлечением международных экспертов.

В итоге в Минэнерго РФ пообещали повторно рассмотреть результаты исследования ресурсной базы ХМАО и ЯНАО, закладываемые в основу проекта.

По данным Российской академии наук, теоретическая возможность для наполнения продуктопровода есть. Как заявил советник РАН Алексей Конторович, самые осторожные оценки показывают: в 2020 году в Западной Сибири годовая добыча жирного конденсатного газа достигнет 175 млрд кубометров в год, и нефтегазохимические мощности в Западной Сибири не смогут освоить все объемы этана и ШФЛУ, которые можно из него производить. По мнению ученого, проблема реализации этого проекта лежит в другой плоскости: для выделения конденсата, этана, пропан-бутановой фракции необходимо не только развивать системы продуктопроводов, но и строить огромные газоперерабатывающие мощности, совершенствовать технологические схемы для увеличения глубины извлечения легких углеводородов. Совокупные единовременные расходы на создание подобной системы сбора, подготовки и транспортировки могут достигать нескольких миллиардов долларов. Газпром же пока считает наиболее актуальным сжатие жирного газа для его поставки в газотранспортную систему и развитие в стране потребления производных природного газа в качестве моторного топлива. По всей видимости, задача глубокой переработки больших объемов жирного газа может быть решена только на уровне правительства РФ. Практика показывает: когда руководству страны необходимо запустить новый инфраструктурный проект, для этого находятся и аргументы, и средства. Так, нефтепровод Восточная Сибирь — Тихий океан построен всего за три года. Предостережения ученых о том, что он пройдет по сейсмоопасной местности, никому не помешали.


Источник: Эксперт-Урал №26 (562) 01 июля 2013



@темы: экспорт, нефтедобыча

URL
   

Трубопроводная арматура ООО "Промарм"

главная